Регистрация
Национальная премия «Бизнес-Успех» - это всероссийский конкурс для предпринимателей, которые готовы заявить о своих проектах на государственном уровне. Региональные форумы «Территория бизнеса – территория жизни» открывают новых бизнес-героев России.
«Бизнес-Успех» - время двигаться вперёд!
Организаторы

Новость - межрегиональный форум для предпринимателей 2013

Я б в стартаперы пошел, пусть меня научат! Или где предпринимателю искать господдержку

Проблемы и возможности малого бизнеса в Москве и регионах обсудили в эфире радиостанции «Серебряный дождь» Президент ОПОРЫ РОССИИ Александр Бречалов и руководитель Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы Алексей Комиссаров. Стенограмма эфира

Никита Небылицкий: Доброе утро! У нас в рамках рубрики того, что «не все так плохо на земле», мы же за оптимизм, а за оптимизм, дело мира, бесстрашно борется сатира!

Дарья Гордеева: Да, у нас двое прекрасных гостей: Алексей Комиссаров, руководитель департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Москвы, и Александр Бречалов, президент общественной организации малого и среднего предпринимательства. Доброе утро!

Алексей Комиссаров: Доброе утро!

Александр Бречалов: Доброе утро!

Н. Н.: Доброе утро! У меня к вам сразу такой вот вопрос: к примеру, представьте себе, что нам с Дашей не дают покоя лавры Чубайса, и хотим мы сделать электростанцию на солнечных батареях. Вот есть у нас двадцать соток земли в Подмосковье, мы хотим поставить на них солнечные батареи, приделать к ним аккумуляторы, и продавать государству полученное электричество, и жить припеваючи, как Чубайс. Для того чтобы это все сделать, нужны деньги. Без денег никак. А денег у нас, допустим, двадцать процентов от того, что нужно. Вот если я хочу получить от государства кредит, или что там государство в этом случае может мне дать, что я должен сделать? Пошагово.

А. Б.: Исходные данные уже неплохие — хотя бы двадцать процентов уже есть. В большинстве случаев денег нет, есть классная идея. Чаще всего — гениальная. Вы обрисуйте конкретную территорию, если в Москве, то это, наверное, к Алексею.

Н. Н.: Давайте Подмосковье, так просто проще.

А. Б.: Давайте начнем с институтов развития, можно, конечно, прикалываться на эту тему…

Н. Н.: Нет, я не прикалываюсь. Я серьезно!

А. Б.: Тем не менее, Сколково, Фонд Бортника, тот же Роснано — это институты развития, которые как раз таким проектам помогают в софинансировании, либо в финансировании.

Н. Н.: То есть я должен описать эту идею каким-то образом?

А. Б.: Не «каким-то образом», а так, чтобы было понятно, что это не только идея, это действительно проект, который вы готовы реализовать.

Н. Н.: То есть я должен залезть в интернет, набрать там «ТО», посмотреть там, как это ТО выглядит. Мы предполагаем, что я это все делают сам, не нанимая специалистов, денег у меня же мало, я должен экономить. Скачал ТО, заполнил ТО, сделал математику всю, посчитал, принес бумагу из банка, что у меня там лежит, допустим, четыреста тысяч рублей, и куда я должен идти?

А. Б.: Еще раз повторяю: либо Фонд Бортника, либо Сколково, либо Роснано, либо Фонд Агамирзяна «РВК» — то есть тот институт развития, которому по профилю этот проект.

Н. Н.: Каким образом я могу получить адреса и явки, куда мне идти? Я должен зайти на сайт департамента вашего?

А. Б.: Можно еще проще сделать: набрать в Яндексе или в Гугле конкретный вопрос.

Н. Н.: «Как получить софинансирование?»

А. Б.: «Деньги под проект» или «Софинансирование» — если уже совсем просто. Если, так сказать, на ступеньку выше, вопрос уровня вовлечения, то, конечно же, на сайты этих профильных организаций зайти.

Н. Н.: Хорошо! Условно назовем, что это высокотехнологичный проект. Понятно, что то, что я вам обрисовал малореализуемо с точки зрения бизнеса, потому что у нас солнца мало, и нет инфраструктуры, которая продавала государству это электричество. Давайте возьмем более прикладной проект. Довольно распространенный в западноевропейской части мира вид малого бизнеса — маленькие пекарни.

Человек печет какие-то плюшки, за этими плюшками приходят люди из домов вокруг, им эти плюшки продают. Понятно, что в Москве есть целый набор проблем, который сильно осложняет бизнес-деятельность такого рода. Например, у нас очень дорогая аренда. У нас достаточно серьезные санэпид требования, более серьезные, чем, например, в Испании. Это я как человек, у которого практически есть пекарня и там, и там говорю. У нас довольно большие проблемы с дальнейшим промоушеном этого всего. Я не люблю это западное слово, говоря по-русски — сложно оповестить граждан на законных основаниях. Можно, конечно, объявления в лифте клеить, но рано или поздно «возьмут за жабры, и правильно сделают.

Вот человек хочет сделать пекарню. На сегодняшний день, чтобы сделать пекарню в Москве, нужна сумма порядка миллиона двухсот – миллиона трехсот. Срок окупаемости этого проекта, в лучшем случае, год, в худшем случае — никогда.

Вот такого размера, то, что на Западе называется микрофинансированием, как вот у нас это получается? Я должен идти в банк и брать под сто процентов годовых эти деньги?

А. К.: Давайте я подключусь, и все-таки для начала на первый ваш вопрос отвечу, как это делается в Москве. Вопрос действительно справедливый, люди зачастую не знаю куда обращаться, к кому обращаться. Особенно с такими высокотехнологичными проектами, о которых мы говорили до этого. У нас сейчас создан центр инновационного развития. Это такое одно окно, куда можно прийти, рассказать про проект так, как рассказали вы или чуть более подробно. Наши коллеги уже скажут, именно с таким проектом куда лучше обратиться, где лучше получить помощь и поддержку.

Что касается пекарни, действительно, сейчас есть возможность в Москве получать микрофинансовую поддержку, есть микрофинансовые организации. Проблема в них одна — очень высокие ставки. Там достаточно легко получить деньги до миллиона рублей.

Н. Н.: И поэтому очень высокие ставки, это логично.

А. К.: Что сейчас делаем мы? Мы создали центр микрофинансирования второго уровня. Его цель заключается в том, чтобы давать дешевые займы микрофинансвовым организациям под их обязательство давать недорогие займы предпринимателям. Этот фонд сейчас начинает работать, практически в ближайший месяц начнет работать активно. Мы надеемся, что для приоритетных проектов в конце будет получаться ставка в районе пятнадцати процентов, что для микрофинансовых займов совсем недорого.

Н. Н.: Надо чтобы наши слушатели понимали, что вообще стандартный микрофинансовый займ — это от восьмидесяти до… ну вот я, например, слышал о четырехстах процентах.

А. Б.: Нет, для бизнеса — нет, конечно!

Н. Н.: Нет, для частного лица займ пятидесяти тысяч рублей.

А. Б.: Тридцать пять – сорок пять процентов, это уже более реальная ставка для предпринимателя.

Н. Н.: Ну все равно это дорого!

А. К.: Все равно это дорого достаточно, да.

Н. Н.: Хотя для пекарни, кстати, нормально.

А. К.: Знаете, с чем я не соглашусь? С тем, что, вы сказали, открыть пекарню в Москве — столкнуться с большим количеством трудностей. Бизнес вообще вещь непростая!

Н. Н.: Ох, да!

А. К.: В любой стране абсолютно! Первое, что вы назвали — высокая аренда. Сейчас, наверное, вызову бурю недовольства, согласившись с тем, что, конечно, аренда высока, дорога, но проблема-то в бизнесе в другом. Если она для всех будет высока, и для всех одинакова, и конкурентные условия будут общие, тогда проблем не будет. Проблема возникает тогда, когда у одного совсем дешевая, а другой на таких условиях получить не может. Вот тогда получаются вот те самые проблемы.

Н. Н.: Тогда вот апропо́ такое сразу, а то мы потом уйдем от темы. Это важная тема, которую вы затронули — неравномерность распределения доступности благ. Можно сколько угодно ругать господина Собянина, но, в принципе, те шаги, которые сейчас делаются в Москве, получается - не получается, они с самого начала делаются именно с точки зрения создания некоей конкурентной среды. К большому сожалению, в таких гигантских стройках, как тоннель под Соколом, это не очень получится, потому что это больше никто просто не в состоянии делать. Но с той же рекламой в метро, с тем же вай-фаем не получилось! Получится рано или поздно.

Почему все-таки в такой деятельности, в такой важной области, как создание рабочих мест в сфере малого и среднего бизнеса, которые на самом деле должны являться опорой экономики, получилась такая лакуна? Почему до такой степени дифференциация и в ставках арендных, и в доступе к деньгам, и так далее? Как так вышло? Это старая команда? До этого не дошли руки? В чем проблема?

А. К.: На самом деле, ситуация меняется, и меняется достаточно болезненно. Если говорить про аренду, то с начала этого года в Москве практически отменена аренда для малого бизнеса, которая существовала на протяжении достаточно долгого времени. И дискуссий по этому поводу, споров очень много. Потому что, с одной стороны, те, кто ей пользовался, говорят, что как же так, мы много лет жили в таких условиях, и вдруг нас переводят в рынок? Это несправедливо, это неправильно, это удар по малому бизнесу! При этом точно такие же предприниматели, которые занимаются тем же бизнесом — предположим, химчистки, прачечные, медицинские кабинеты, — они говорят: «А у нас такой возможности никогда не было!» Получали эту аренду люди, зачастую приближенные к власти.

Н. Н.: Занимались переарендой! Давайте называть вещи своими именами. Самый лучший бизнес: за сто рублей взял, за пятьсот рублей продал, и на эти два процента и живу.

А. К.: Поэтому сейчас ситуация меняется, и все больше и больше вот таких дифференцированных подходов отменяется.

Д. Г.: Алексей, скажите, тут же, конечно, возникают вопросы, и людей пугает возможность плагиата. Вот слушатель Дмитрий наш пишет: «Доброе утро! Не бывает ли такого, что ты пришел, рассказал идею хорошую, тебя выслушали, и сказали: «Спасибо за идею, но денег вам дать не можем», — а сами пошли воплощать твою идею в реальность?»

А. К.: Классическое опасение любого начинающего предпринимателя.

Д. Г.: Вполне понятное, согласитесь!

А. К.: Оно абсолютно понятно, но очень….

А. Б.: Слабо реализуемо!

А. К.: Да, слабо реализуемо, я согласен! Потому что во всех этих идеях все-таки главное — реализация.

Н. Н.: И время для этой реализации, конечно!

А. К.: Конечно! В малом бизнесе это вообще главный фактор.

Н. Н.: Вот какой вопрос, опять же, по личному опыту: в 1986-ом году, когда Михаил Сергеевич Горбачев объявил о том, что у нас новая политика и так далее, была структура очень похожая на то, что вы описываете. Более того, как это ни смешно звучит, но это работало! Я лично получал кредиты от государства, причем, учитывая, что это был не 1986-ой, а 1988-ой, на тот момент коммерческая ставка была я не помню какая, но какая-то типа 1338% годовых. Эти деньги давал «Промстройбанк», тогда еще государственный. Я не знаю, сейчас он государственный или нет. Процентов, если не ошибаюсь, под пятнадцать или семнадцать. Их не давали особо много, но мне лично на мой первый бизнес-проект их хватило.

Потом это исчезло, а сейчас опять появилось. Это за счет того, что в девяностые не было контроля и так далее (в общем, эти деньги разворовывались), и вы вернулись к той идее? Или она как-то принципиально отличается? То, что вы делаете сейчас? Потому что-то был некий такой опыт, который потом поляки, кстати, очень активно использовали, и мы все видим, что в Польше просто бум развития малого и среднего бизнеса, это глазом видно, когда через Польшу едешь.

А. Б.: Знаете, я не очень эмоционально ровно отношусь к сравнениям, когда нас сравнивают с Польшей, Казахстаном и другими…

Н. Н.: Ну им проще!

А. Б.: Ну территория Краснодарского края — это раз. И действительно сложнее! Можно, пока мы не ушли глубоко, потому что очень важный момент? Вот мне интересно, если онлайн-слушатели сейчас есть, они могут протестировать: кто знает программу «Лизинг-грант»? Есть Министерство экономического развития. На примере Татарстана 2009-го года реализует такую программу. Это очень интересно, потому что в соответствии с программой на софинансировании регион может вам, если вы захотели пекарню в любом субъекте Российской Федерации, если регион в этой программе участвует, то регион может вам компенсировать стартовые затраты до сорока пяти процентов от стоимости оборудования. Эти истории абсолютно реальные.

Н. Н.: Это именно по пекарням?

А. Б.: Нет, это все, что связано с оборудованием, с производством. Пожалуйста, до сорока пяти процентов — в зависимости от региона. Да, есть порядок отбора проектов, смотрят насколько ты, как предприниматель, адекватен, насколько ты готов хлеб печь.

Н. Н.: Ну это логично.

А. Б.: Это естественно! Но есть регионы, не буду называть самый передовой в этом плане, где действительно эта программа работает. Мало того, Наталья Игоревна Ларионова, директор департамента, бьется с регионами, чтобы они больше брали софинансирования. Вы знаете, там, по-моему, пять процентов субъекты Российской Федерации дают, девяносто пять — федеральный бюджет.

А. К.: Смотря какие субъекты. Москва — пятьдесят на пятьдесят.

Н. Н.: Но Москва немножко побогаче, чем другие регионы.

А. Б.: Я, может быть, сейчас ошибаюсь, может быть, сейчас у всех пятьдесят на пятьдесят. Раньше было пять на девяносто пять.

А. К.: Нет, зависит от региона.

А. Б.: Да, зависит от региона. Это не значит, что это идеальная программа, но она существует, и есть предприниматели, которые ей пользуются. Это очень и очень важно! Другой вопрос: действительно, насколько информированы те же предприниматели о таких возможностях?

Н. Н.: Знаете, как ни странно, довольно много вопросов вот какого свойства. Мне казалось, что основная часть слушателей начнет задавать вопросы на тему того, где взять первичный капитал. Очень много людей, которые пишут, что они уже все открыли и сделали, им деньги не нужны. Им нужна программа по помощи в распространении товара. Потому что, вы сами знаете, особенно, если товар не дорогой, вход в сети в наши — это, конечно, задача нетривиальная. Я уже не говорю о том, что там денег много надо, еще и часть этих денег, извините, «в черную» надо. А есть многие люди, которые просто принципиально не хотят работать «в черную», потому что хотят спать ухом к стенке, а не ухом к двери.

Д. Г.: Ну вот Александр пишет: «Оказывается поддержка в поиске рынка сбыта нового продукта? Потому что опыта в этом абсолютно нет».

А. К.: Мы здесь можем помочь в двух направлениях. Первое — это образовательная программа. Это тоже важно, потому что люди зачастую не всегда знают, особенно, начинающие предприниматели, какие, в принципе, есть методы продвижения товара. И второе — это поддержка конгрессно-выставочных мероприятий. Мы в этом году эту программу запустим. Здесь речь идет о компенсации части затрат на участие в выставках.

Н. Н.: Что, кстати, совсем не дешево, дорогие слушатели, я сталкивался. Вот это важная штука.

А. К.: Это действительно важно! И программа, которую мы хотим запустить, касается поддержки экспорта, потому что вот здесь совсем тяжело для малого бизнеса самому выходить на зарубежные рынки. Это направление достаточно перспективно и важно.

Н. Н.: Я вам вот, что скажу: например, Каталония, как провинция испанская, они очень помогают малому и среднему бизнесу. Потому что это мой следующий вопрос, который будет к вам. Потому что очень важен переход от ситуации, когда ты еще маленький и не можешь кредитоваться, не подо что, к моменту, когда ты становишься средним. Потому что основная опора, локомотив экономики — это средний бизнес, потому что он может расти за счет кредитов. При этом он еще управляется собственником. Соответственно, это не «Кока-кола», в которой вообще решения проходят по 164 года.

Так вот, Каталония занимается следующим: они софинансируют рекламные бюджеты. У них есть стандартный набор: телевизионная, радио-, интернет-реклама. Вот как примерно делает представительство для дилеров автомобилей. Им там до пятидесяти процентов затрат, если они соответствуют неким правилам, которые установил импортер, или, в данном случае, правительство Каталонии. Особенно туристический бизнес — гостиницы, рестораны, пекарни те же, ремонтные работы для вновь обретенных домов людей. Они финансируют это. Предполагается ли такая вещь? Потому что у нас вроде как реклама и не особо дорогая по сравнению с тем, что на Западе, но для человека, у которого каждая копейка на счету на развитие бизнеса, ему это очень важно.

А. К.: Мы по-другому сейчас подходим. Мы с удовольствием помогаем таким компаниям, особенно среднему бизнесу, которые уже достаточно успешно показали себя. Мы помогаем непосредственно с рекламой: с удовольствием рассказываем в телевизионных программах.

Н. Н.: Ну, Public Relations то есть.

А. К.: Да! У нас есть своя программа, куда мы таких предпринимателей приглашаем, поэтому здесь это проще с точки зрения контроля, организации и всего остального. А вот с точки зрения продвижения, все-таки, в первую очередь — выставки.

Н. Н.: Что, может быть, для малого бизнеса и лучше, потому что рекламировать по радио: «Покупайте мой прибор для измерения радиации! Самый радиационный прибор в мире!» — как-то странно.

А. Б.: Добавлю: я поддерживаю Алексея, это очень важно. Я бы хотел сделать акцент на том, что экспорт ориентированных предпринимателей — у нас это очень слабая позиция во всех регионах.

Н. Н.: А это нужно, да.

А. Б.: Я хотел бы отметить роль главы муниципального образования. То есть: мы за МКАД выезжаем, да? Есть такое понятие, как «Сити-брендинг», и малые территории в Европе очень здорово используют это. И это, конечно же, на общий бюджет муниципального образования… создать ресурс специальный, веб-ресурс, создать несколько в году мероприятий, на которые на твоей территории будут продавать самые разные товары — это серьезный реальный выход.

Так вот, мы девятнадцать регионов проехали, я спрашивал массу глав муниципальных образований, они понятия не имеют, что это такое.

Н. Н.: Это да.

А. Б.: Поэтому, в том числе основная опорная функция России в этом году, в следующем году будет некий такой всеобуч глав муниципалитета именно в вопросах продвижения товаров и услуг своих предпринимателей на своих территориях.

Н. Н.: Если я правильно вас понимаю, получается, что есть два приоритета. Понятно, что не все можно экспортировать. У меня вот картинги прокатные, картодромы. Вот как мне их экспортировать? Никак! Часть ваших усилий направлена на то, чтобы помочь тем людям, которые производят некий продукт, который может быть востребован экспорту, и внутренняя ориентация — это для регионов, чтобы люди покупали у себя хлеб, а не ехали за ним в «Метро» неизвестно куда. Такого плана, да?

А. Б.: Это да! Но давайте вернемся к предпринимателю. Если предприниматель создал продукт, он считает, что он уникальный, он должен знать. Как его продвигать.

Н. Н.: Это часть бизнеса, это правда.

А. Б.: Ведь масса проектов — «Лавка-лавка», «Мама нон-стоп», — масса, которая через интернет делает очень приличные обороты, и не зависит ни от сетей, ни от каких-то других неблагоприятных условий.

Н. Н.: Давайте теперь с цифрами, чтобы как-то в прикладном аспекте было. А если даже точно не знаете, говорите тогда хотя бы примерно. Например, вот такой вопрос: «Здравствуйте, почему не субсидируют часть процентной ставки по кредиту на пополнение оборотных средств для уже существующего малого бизнеса? Как раз такая поддержка больше всего нужна».

А. Б.: Для любого малого бизнеса. Вопрос-то в чем? Почему этот именно бизнес?

Н. Н.: Потому что большая часть людей у нас предполагает, что малый бизнес — это когда ты купил в Москве рубашки и перепродал их в регионах. Это бизнес, конечно, и даже малый, но это не совсем видимо то, на что рассчитаны программы для этой поддержки.

А. Б.: Во-первых, мы увлеклись риторикой, что малому бизнесу однозначно и категорически нужно помогать. И все больше и больше вот таких вот месседжей, что я — малый бизнес, это уже означает, что мне нужно субсидировать, нужны гранты, нужна иная помощь. Мне кажется, это не совсем правильная постановка вопроса. Есть виды предпринимательской деятельности малого бизнеса, которым действительно нужна помощь. Например, фермерские хозяйства в России, тем более после вступления во ВТО, без специальных программ (повторяю: программ, а не просто там денег дать) будет очень тяжело поднять.

Н. Н.: Запустить! Потом они живут сами по себе.

А. Б.: Запустить, вывести на какой-то уровень самоокупаемости жизни. А если речь идет о, извините, предпринимателе из Москвы, где, на мой взгляд, есть условия для стартапа, для развития бизнеса, то почему надо субсидировать процентную ставку, не совсем понимаю.

Н. Н.: Это Юлия из Саратова.

А. Б.: А! Из Саратова! Желательно знать, чем Юлия сейчас занимается, потому что, повторюсь: торговля и услуги — на мой взгляд, условия есть. И почему необходимо субсидировать процентную ставку, мне непонятно. Фермерство, инновации, производство — безусловно, должны быть программы.

Н. Н.: Создание новых каких-то проектов?

А. Б.: Конечно-конечно!

А. К.: Можно я подключусь?

Н. Н.: Да!

А. К.: Есть такой сайт mbm.ru, где написаны именно московские программы. У нас есть программа субсидирования начинающих предпринимателей, программа как раз компенсации процентной ставки, и программа поддержки лизинга. Мы компенсируем ставку процента по кредиту в размере ставки рефинансирования Центрального банка — 8,25% на сегодняшний день. Достаточно востребованная и актуальная помощь, поддержка. Другое дело, что в первую очередь мы стараемся помогать производственным компаниям, тем, которым как раз такая поддержка нужна, то, о чем говорил Александр.

Н. Н.: В данном случае Юлия отписалась, у нее строительный бизнес.

А. Б.: Если это малый строительный бизнес, то, наверное, да, я думаю, в Саратовской области есть программы, которые направлены на поддержку такого предпринимателя. Я думаю, у строителей такого малого формата предприятий больше проблема не в каких-то льготах и референциях, а в заказах, что строить.

Н. Н.: Да, потому что на заказах они уж сами себя как-нибудь.

А. Б.: Вот здесь, да, вопрос. И это и девяносто четвертый Федеральный закон…

Н. Н.: Ох, пресловутый девяносто четвертый Федеральный закон! А вот такой вопрос: «Добрый день! На какой процент софинансирования (кредитования) могу рассчитывать при строительстве мини-отеля стоимостью двадцать миллионов рублей?» — регион не написан.

А. Б.: Ни на какой процент. Совершенно непонятен вопрос. Почему на софинансировании? Это обычный коммерческий проект. Если вы элементарный маркетинг территории провели, понимаете, что здесь есть потребность в отеле…

Н. Н.: И у вас есть земля, то можно пойти в банк и взять кредит.

А. Б.: Конечно! Это всем известная проблема в гостиничной сфере. У нас в Сочи еще не хватает, не говоря уже про другие территории.

Н. Н.: «Я изобретатель и единственный производитель снегоходных приставок-мотоблоков, не хватает денег на рекламу. Что посоветуете?» Это имеется в виду, довольно распространенная история среди рыбаков, на дачах у многих есть мотоблоки, к ним приделывается такая штуковина, «собака» называется, с гусеницами. И рыбаки, кто зимним ловом занимается, они на этих штуках ездят. Это очень классная, кстати, вещь.

А. Б.: Здесь несколько будет ответов на этот вопрос. Участвуйте в конкурсе «Бизнес-успех», выигрывайте, если у вас уникальные продукты, и получайте деньги на рекламу. Но это, может быть, не очень серьезно, хотя конкурс такой есть, и действительно результаты примерно такие. Опять же, возвращаемся к территории: если вы производите свой уникальный продукт на какой-то определенной территории, наверное, вот предполагаю, если бы я был главой муниципального образования, я бы был заинтересован в том, чтобы продвигать вашу продукцию. А деньги на рекламу — таких программ не знаю, поэтому посоветовать что-то сейчас вряд ли смогу.

А. К.: Можно я сейчас подключусь и отвечу не как руководитель департамента, а как человек, который занимался своим бизнесом на протяжении практически двадцати лет? В мире, конечно, те, кто что-то изобретает, обычно не умеют продавать. Это нормально. Это совершенно разные компетенции.

Н. Н.: Есть исключение — Стив Джобс. Но он один.

А. К.: Есть, действительно, исключения, которые только подтверждают правило. Так вот, в принципе, для такого рода бизнеса совсем не обязательно давать какую-то массовую рекламу. Надо находить способы общения с профессиональным сообществом.

Н. Н.: Форумы есть!

Д. Г.: Интернет сейчас все позволяет!

А. К.: Можно достаточно бюджетно, если не сказать бесплатно, донести эту информацию до целевой аудитории.

Н. Н.: И получить от этой целевой аудитории заказы, и на эти заказы делать дальнейший промоушен. Примером этому является знаменитый московский интернет-магазин по продаже запчастей и тюнинга на квадроциклы в Домодедовском районе. Вот то, что сделал человек, вот из такого маленького магазинчика за три года — это уже даже не средний бизнес по оборотам!

А. Б.: На самом деле, Алексей дал конкретный путь решения этой проблемы, ведь мы говорим о сообществе. Сила сообщества, особенно рыбаки, охотники и так далее…

А. К.: Из уст в уста это передается все очень быстро.

А. Б.: Конечно! Это как «сарафанное радио», они же ждут этих новинок! Поэтому здесь вот надо просто найти этот формат, подумать просто, как это можно сделать.

Н. Н.: А главное, что есть литература, которую можно почитать и понять, как это технологически делается. Понятно, что он на то и бизнес, поэтому не каждый человек производит вот эти вот штуки для мотоблоков.

А. Б.: Вы правы! Живых примеров сейчас, как люди делают продукцию и ее успешно продвигают без серьезного бюджета, их море! Эти примеры уже как инструкции к действию, инструкции к пользованию.

Н. Н.: Та же «Корбина Телеком», которая из маленького проектика выросла в то, во что оно выросло! Бизнес, который, на минуточку, был продан за полтора миллиарда евро. Два брата взяли, по пять тысяч долларов скинулись. Вот тут такой вот гневный слушатель вас спрашивает, не могу не задать вам этот вопрос, минута у вас на ответ: «Вы спросите, сколько и на какую сумму департамент господина Комиссарова профинансировал проектов за двенадцатый год, какая его численность (департамента) и годовой бюджет?»

А. К.: Именно субсидий выдано на миллиард рублей — достаточно большая сумма. Департамент у нас чуть больше ста человек, но мы занимаемся не только предпринимательством.

Н. Н.: Наукой, да, как из названия следует.

А. К.: Да, и промышленная политика. Поэтому не знаю, много это или мало. Возможно, и не так мало, но могу сказать, что в прошлые годы этими вопросами занималось примерно в два раза больше людей.

Н. Н.: И гораздо меньше денег получалось.

А. К.: Было два департамента, а сейчас департамент объединенный, который в два раза меньше.

Н. Н.: Очень много СМСок, во-первых, по поводу девяносто четвертого закона пресловутого. С ним, конечно, что-то надо делать, потому что, я понимаю, с точки зрения борьбы с коррупцией самая низкая цена, действительно, каким-то образом гарантирует от коррупции. Но практика показывает, что именно «каким-то образом», толку от него никакого. А доступа к качественной услуге на рынок при госзакупках сейчас уже вообще не осталось.

А. К.: Знаете, сейчас только ленивый не ругает этот девяносто четвертый закон. Действительно, к нему очень много вопросов и претензий. Не удивительно, что он сейчас будет меняться. Но, тем не менее, даже с этим законом есть возможности для малого бизнеса, которые малый бизнес зачастую не использует. Мне вполне понятно, почему это происходит, почему не используют. Я упоминал, что я многие годы занимался бизнесом. Я тоже никогда не участвовал в торгах, потому что мне казалось, что это невозможно, все равно ничего честного и хорошего там не будет. А сейчас я посмотрел с другой стороны на все это, и вижу, что на самом деле возможности есть!

Мы сейчас открыли в Центральном округе вместе с Александром, Александр приезжал на открытие, центр поддержки по центру госзаказа, где можно получить консультации все, узнать, каким образом можно участвовать в торгах, что для этого нужно. Это с точки зрения информации и консультации. А с другой стороны, со стороны правительства Москвы Собянин поставил достаточно жесткую задачу по увеличению доли участия малого бизнеса в торгах. Это внутренняя задача для всех департаментов, для всех структур, и сейчас он следит за этим процентом участия именно малых предприятий, и количество участников растет. Так что не надо бояться!

Н. Н.: Ну он есть уже, с ним все равно сосуществовать надо, с законом. Мановением руки же его не отменить.

А. Б.: Я бы хотел добавить! Вот Алексей главную фразу сказал! Вы знаете, чаще всего, фразы такие: «Это невозможно!», «Да зачем пробовать?» и так далее. Мы говорили в самом начале об институтах развития — Сколково, Фонд Бортника и так далее. Сейчас говорим о девяносто четвертом Федеральном законе. Большая просьба, акцент делаю: предприниматели, пробуйте! Прежде чем над чем-то размышлять, действительно, существенная доля госзаказа, которую они сейчас на торгах выставляют, реально нужно участвовать! Но не нужно думать, что на каждый миллион рублей обязательно армия коррупционеров, и все это дербанят — нет! Вот действительно нет!

Н. Н.: Бывает и без коррупционеров.

А. Б.: Я даже больше скажу: чаще всего без этого. Таких примеров все больше и больше. Нужно просто пройти этот путь. Примеров очень много.

Н. Н.: И тогда понять, можно это или нельзя.

А. Б.: Да, и тогда уже, действительно, чувствовать себя экспертом. Либо дать обратную связь, что не получилось. И мы, «Опора России» с Федеральной антимонопольной службой, постоянно в работе над данным вопросом. Либо (и тут уже можно сказать: «Действительно, они правы»), вот у меня есть предприниматель Александр Свинин. Он молодой предприниматель, который доказал и себе, и нашему молодому окружению предпринимателей, что он и в Сколково получил какие-то преференции, сейчас там учится, и в Фонд Бортника. Мало того, он под свой проект привлек инвестиции.

То есть: инструменты для развития есть. А девяносто четвертый закон, я лишь подтвержу, что сказал Алексей Комиссаров, он, наверное, мягко говоря, не идеален, огромная работа сейчас проводится в его совершенствовании, но, опять же, работа будет более качественная, если будет обратная связь.

Н. Н.: И от малых бизнес-предпринимателей тоже!

А. Б.: Конечно!

Д. Г.: Алексей, Александр, у нас буквально минута в эфире! Не могу не зачитать просьбу слушателей, чтобы вы ответили, может ли рассчитывать на помощь в предоставлении софинансирования человек, который занимается частным образованием, школа с дополнительным образованием?

А. Б.: Да, безусловно! Надо обратить внимание на проекты агентства стратегических инициатив — это раз. В некоторых регионах есть специальные программы на пересечении социальных и бизнеса, дошкольное и школьное образование. Сложностей много, но я точно знаю, что на софинансировании есть.

А. К.: Можно я тоже добавлю по поводу сложностей? Мы очень хотим и стараемся такого рода проекты поддерживать, но зачастую образовательной тематикой занимаются некоммерческие организации, которые зарегистрированы в таком формате. К сожалению, по существующему Федеральному закону двести девятому, они не могут получать эту поддержку для малого бизнеса. Сейчас этот закон меняется, и такая возможность появится. 

X
Заявка на конкурс 2018
Наши партнеры
При поддержке
При поддержке
Соорганизатор
Стратегический партнёр
Официальный спонсор
Официальный спонсор
Официальный партнёр
Официальный партнёр
Официальный партнёр
Официальный партнёр
Партнёр
Партнёр
Генеральный медиапартнёр
Официальный медиапартнёр
Организационный партнёр
Стратегический бизнес-партнёр
Спонсор награждения
Спонсор награждения
Официальный инфопартнёр
Постоянный инфопартнёр
Радио-партнёр
Информационный партнёр
Информационный партнёр
Информационный партнёр
HR-партнёр
Яндекс.Метрика